Пенсионную реформу проведут без боли

Митинг против повышения пенсионного возраста, Иваново

0
8
ТАСС/Владимир Смирнов
ТАСС/Владимир Смирнов

На парламентских дебатах, которые состоятся 21 августа власть будет представлять только министр труда Максим Топилин. Правящая партия попытается снизить остроту восприятия пенсионных ужесточений, предложив пакет социальных и моральных компенсаций. Так сказать, поспешит подсластить довольно горькую пилюлю.

Ну, прежде всего, единороссы предлагают лишить пенсионных привилегий наших парламентариев, которые сами — своя голосующая рука-владыка — установили себе повышенные пенсии по причине большой гражданской перегрузки. Известно, что те, кто заседает по два срока, сейчас по старости получают право на 75 процентов оклада (официальный оклад без надбавок и накруток — 80 тысяч), то есть на пенсию в размере 63,5 тысячи целковых. Понятно, что пенсионное обеспечение депутатов действительно играло для многих в стране роль «красной тряпки», вызывая раздражение таким перекосом.

Но, во-первых, не понятно, что будет с теми состарившимися отцами-законодателями, кому такие пенсии уже установлены. Ну, а во-вторых, это просто некое моральное утешение из серии не только вам жизнь медом не покажется.

Все равно, что лишний раз сослаться на чиновничий класс. Представители которого могут претендовать на полную пенсию как раз в 65 лет и которых и до того с трудом удавалось отправлять на заслуженный отдых. К слову, не ясно, что будет с повышенными пенсиями того самого служивого сословия. Станет ли оно такой же жертвой социальной справедливости, как и депутаты с сенаторами.

Следующей компенсацией повышения пенсионного возраста, по мысли партии власти, могло бы стать сохранение нынешних ветеранских льгот — бесплатный проезд в общественном транспорте и на электричках, ЖКХ — начиная с нынешнего пенсионного рубежа — 55−60 лет. Правда, такие компенсации обычно ложатся тяжким грузом на местные бюджеты, которые в своем большинстве дотационные. И вопрос, на сколько такая компенсация встретит поддержку как раз на местах.

Наконец, самой настоящей бомбой воспринимается предложение направлять в пенсионный фонд средства, конфискованные у коррупционеров. В данном конкретном случае приводится пример полковника Захарченко, у которого нашли и уже изъяли в пользу государства почти девять миллиардов рублей. То ли выведенных активов одного из лопнувших банков, то ли милицейского пенсионного общака.

Понятно, что последнее предложение вызовет наибольший интерес. Конечно, было бы предпочтительнее, чтобы по образцу соседней Норвегии ПФР получил бы в свое распоряжение солидные пакеты добывающих, прежде всего углеводородных, компаний. Вот это и стало бы торжеством справедливости, учитывая, что по конституции именно народ владеет всеми недрами государства. Что же до пополнения фонда криминальными средствами, то здесь хватает неясных пока нюансов.

Конечно, сейчас шутят, что, мол, сорок таких полковников и дефицита госбюджета у нас не будет. Но, во-первых, статьи о конфискации имущества коррупционеров у нас как не было, так и нет. Даже штрафы у них взимаются весьма терпимые, учитывая их нескромные доходы.

А главное для того, чтобы фонд действительно почувствовал такую подпитку, необходимо, наконец, ратифицировать и известную статью 20 Конвенции ООН о противодействии коррупции, которая предусматривает для подозреваемых необходимость доказывать правомерность своего завидного имущественного положения. Без подобных изменений в законодательстве ручеёк таких средств в ПФР останется весьма тонким. Не каждый же день попадаются богатые полковники.

Словом, первая попытка социальной компенсации, дабы снизить недовольство в стране, сегодня будет предпринята. Но, видимо, общество ждет куда более радикальных предложений.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста, введите свой комментарий!
Пожалуйста, введите ваше имя здесь